логотип фирмы Hellmann Poultry GmbH

В чьей корзине золотые яйца. Что ждет обанкротившиеся птицефабрики в Беларуси?






В чьей корзине золотые яйца. Что ждет обанкротившиеся птицефабрики в Беларуси?

Корреспондента «Сельской газеты» разобраться в причинах, по которым решили ликвидировать мядельскую птицефабрику «Новая заря», побудило письмо читателей.
Все яйца не складывают в одну корзину. Это золотое правило инвесторов срабатывает и в отношении птицеводов-экспортеров. Яйцо производится в нашей стране в превышающих потребление объемах. В среднем на одного жителя — 386 штук, а съедает он лишь 269. Семь последних лет глазунья и омлет на нашем столе появляются все чаще, что говорит о доступности базового продукта по ценам и на магазинных полках. И все же треть производимого уезжает, в основном в Россию. Чтобы хоть как-то сбыть скоропортящийся товар, птицеводы вынуждены идти на уступки в цене, и таким образом экспорт для некоторых предприятий убыточен. С этим связано и его снижение в прошлом году на 10 процентов, средняя цена при этом упала на 9 процентов.
Ситуация не очень радужная даже для лидеров рынка. Солигорская птицефабрика, например, выходит по внешним поставкам в ноль, но имеет свои козыри — постоянно растущее производство так называемых функциональных продуктов: обогащенных селеном, йодом, витаминами. Предложила вообще эксклюзив, наладив выпуск копченых и маринованных куриных и перепелиных яиц. Рентабельность продаж в целом, благодаря снижению себестоимости продукции, быстрому реагированию на вкусы потребителей, 14,8 процента. Уловили на фабрике интерес россиян к перепелиному яйцу и тут же увеличили мощности, ввели новый птичник на 400 тысяч посадочных мест. Планируют в полтора раза увеличить производство и, соответственно, экспорт в Россию в этом году. Добились самого низкого расхода корма на единицу продукции, имеют возможности для расширенного воспроизводства, приобретения нового высокотехнологичного оборудования, поэтому конкурентоспособны. Средней зарплате в 1424 рубля позавидуют многие работники Солигорска.
Директор Борис Зинчук, рассказывая о положении дел на своей фабрике, вместе с тем обеспокоен общей ситуацией в птицеводстве:
— Сегодня борьба за рынок очень жесткая. Многие фабрики доведены до банкротства. И кстати, для некоторых это манна небесная, потому что прощает банкроту долги всем, с кем не рассчитался, позволяет накапливать новые, выезжать на чьих-то плечах. То есть можно работать плохо, доходить до банкротства и продолжать тянуть с кого-то финансы и ресурсы. Из-за несовершенного закона страдают те, кто контактировал с несостоятельным производителем. Многие, дойдя до крайней черты, не направляют усилия на выход предприятия из создавшейся ситуации, а через низкие цены идут на сознательный демпинг. К сожалению, эти процессы не отслеживаются: нет такой структуры, которая это контролировала бы.
В белорусском птицеводстве яичного направления все чаще звучат тревожные звонки. Суд в мае прошлого года признал ОАО «Медновская птицефабрика» Брестского района банкротом и открыл в отношении должника ликвидационное производство, срок времени «Ч» — до 18 апреля. Сейчас фабрике подыскивают нового собственника. Имущественный комплекс ОАО оценивается в 12 миллионов рублей. Найдется ли покупатель, который сможет «в довесок» погасить долги и вложить деньги в оборотные средства, чтобы «парализованное» предприятие заработало? Вопрос во многом риторический.
В значительной степени до состояния банкротства его довели сами кредиторы, считают специалисты. Коммерческие фирмы, поставлявшие на фабрику корма, играли в одни ворота, стремясь только в своей корзине иметь золотые яйца, взвинчивали цены.
Нарушалось равновесие, когда цены на яйцо и корма увеличивались или уменьшались параллельно: одни попали под регулирование, а другие рванули вверх. За последние годы зерно подорожало в два раза, а яйцо — на 10 процентов.
Не помог спасательный круг санации Кобринской птицефабрике. Банкроты — Слонимское предприятие, агрокомбинат «Приднепровский». Ликвидировать очередного игрока на рынке, где буквально толкаются локтями, конечно, можно, но последствия не заставят себя ждать. Удельный вес региональных птицефабрик в валовом производстве сельхозпродукции районов высок. Например, Кобринской — 11,6 процента по прошлому году. Это и налоги, и рабочие места. Да и кредиторы остаются в незавидном положении — очередь по погашению долгов вряд ли дойдет до многих из них. Почти как в анекдоте, «кому я должен, всем прощаю».
Показательна и поучительна в этом смысле экономическая драма птицефабрики «Новая заря», некогда валообразующего предприятия Мядельского района, доля которого в валовой продукции составляла около 16 процентов.
Ее ликвидация растянулась на четыре года. Тринадцати работникам до сих пор не выплачена причитающаяся заработная плата, не говоря о должниках последующей очереди. С одной стороны, стоимость основных средств превышает сумму долгов, с другой — их нечем гасить. Как дошел до упадка бывший районный флагман — история не одного дня. Обиженные труженики при встрече с корреспондентом наперебой винили во всех бедах потянувшие их на дно колхозы и несоразмерные цены.
Первое присоединенное хозяйство птицефабрика «переварила без отрыжки»: постепенно рассчитались с колхозными долгами. Бывший в те годы директором Игорь Баслык вспоминает: «Нам говорили, мол, берите землю, выращивайте корма, а давали ее, конечно, не вместе с лучшими хозяйствами. Второй колхоз в нагрузку создал больше проблем, но в 2000 году предприятие еще работало нормально — продукция шла на ура в России, и чтобы попасть на рынок восточной соседки, необходимо было всякими правдами и неправдами получить разрешение во многих инстанциях. Почему позже «Новая заря» растеряла свой потенциал? Сказались кредитная нагрузка и цены на корма».
В отношении невозвращенной РУСПП «Птицефабрика «Новая заря» части кредита в сумме 186900 долларов Правительство в 2002 году принимало отдельное постановление о продлении отсрочки по погашению задолженности и своей гарантии банку. Выделен даже бюджетный заем на погашение кредита, но господдержка предприятие не спасла.
Часто менялись директора. Один из них решил перепрофилировать фабрику на мясное производство, взял кредит на строительство холодильного склада и дорогое оборудование, которое не смонтировали — хозяйственный суд описал и реализовал его в счет погашения ранее образованной задолженности. Сам руководитель оказался в местах не столь отдаленных, фабрика же пикировала в финансовую пропасть. За 2010 год получен убыток от реализации продукции в 4,6 миллиарда рублей, чистый убыток составил 5 миллиардов, рентабельность — минус 31 процент.
В следующем году убытков наработали меньше, потому что катастрофически упали объемы — произведено яиц только 23 процента к 2010 году. Расход корма на тысячу яиц — 454 килограмма, тогда как на других фабриках — не выше 180. Проверка Госконтроля установила, что из-за отсутствия сбалансированных комбикормов и их недостатка сверхнормативный падеж птицы за 2011-й и четыре месяца 2012 года 81,4 тысячи голов.
Что делать с предприятием, в районе, по всей видимости, не знали — спасали прежде всего агропроизводство, а фабрике вынесли драматичный вердикт: «Ликвидировать!», повесив на нее все долги. Интернетовская история оставила свидетельства непродуманных и поспешных управленческих решений.
Вот какой сигнал SOS в 2012 году жителей деревни Выголовичи нашла на сайте одного из телеканалов: «Как 25 октября 2012 года поделили — птицефабрику отдельно — и сделали колхоз «Княгинин-Агро», мы не знаем точно... Кого оставили работать?! Собрания не было! Начальников меняют! Говорили, когда будут делить, обязательно людям зарплату дадут! Но не тут-то было: денег мы не видим, только обещают! Мы даже не знаем, кто нас должен рассчитывать — «Княгинин-Агро» или птицефабрика, к кому обращаться!!!»
Всю технику фабрики, было дело, перегнали в созданное ОАО «Княгигин-Агро», которое решили отправить в свободное плавание с чистым расчетным счетом. Зачем, возмущаются люди, прицеп, выезжавший на ярмарки торговать, где попутно готовили кур на гриле, отдали в колхоз, который тут же продал его? «Если бы ликвидируемая птицефабрика продала хотя бы некоторую ее часть, то уже начала бы рассчитываться с кредиторами, а не только по первоочередным долгам. Назначенный ликвидатор не смог спорить с районным начальством, — говорит технолог Тамара Филиппович. — Что ему командовали, то и выполнял».
В райисполкоме пояснили, что и сам он предложений по реализации имущества ликвидационной комиссии не вносил.
Остановившееся производство добросовестно охраняли люди, некогда там работавшие. В 2016 году с приходом нового председателя райисполкома Анатолия Войнилко и по его инициативе решено запустить производственный механизм. В первую очередь из-за того, что без работы оставались люди. Птичники взяло в аренду Мядельское ПМС — заменило прохудившийся водопровод, ленты навозоудаления, детали в печах для обогрева. Закупили цыплят кур-несушек высокопродуктивного кросса Хай-Лайн. Затраты включают в стоимость аренды.
Прослышав, что фабрика работает, активизировались кредиторы в надежде хоть когда-нибудь получить свое. Вот и недавно приезжали банкиры — на фабрике висят непогашенные кредиты. Надо думать, уехали без особого оптимизма, потому что очевидно: вернуть из комы больное производство ох как непросто и требует еще немалых денежных инъекций. Как говорят, не разбив яйца, омлет не приготовишь. Не приложив усилий, предприятие не спасешь. И самое важное: у фабрики нет перспективы без настоящего хозяина.
Источник: sb.by
Источник: http://pticainfo.ru
Категория: Зарубежные новости | Добавил: hellmann (27.03.2018) Просмотров: 61 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0


Имя *:
Email *:
Код *:
All Right Reserved. Copyright ptizevod ™ © 2000 - 2018.
Ведущий сайта: Ринат Мустаев, моб.: +7 912 8833634, hellmann@yandex.ru
Подписка на рассылку: новости птицеводства и сельского хозяйства
Рейтинг@Mail.ru Проверить тИЦ и PR
Яндекс цитирования
Рассылка 'Птицеводство. Сельское хозяйство'
Правильный CSS!