логотип фирмы Hellmann Poultry GmbH

Как получить 200% рентабельности на пшенице






Как получить 200% рентабельности на пшенице

У Юрия Перетятько небольшое по нынешним меркам фермерское хозяйство. На двоих с братом Александром у них всего 1 300 га сельхозземли, которую они обрабатывают совместно, но формально она поделена на два КФХ. Несмотря на столь скромные возможности, братья обзавелись парком эффективной сельхозтехники, построили современные хранилища зерна, приобретают дорогое оборудование для внедрения передовых мировых технологий. Доходы позволяют. Вложенный в землю рубль приносит им каждый сезон три рубля отдачи. За опытом сюда едут не только коллеги-фермеры. Наведываются и руководители агрохолдингов.
Прерванная традиция
Сбоку от въезда на фермерскую фазенду вывеска «Усадьба Перетятько». В самой надписи и в том, что вывеска вылита из металла и крепится цепями к оригинальной крепкой арке, установленной на краю ухоженного газона, есть что-то надёжное, долговечное, претендующее на приверженность традициям давнего прошлого.
В фермерском офисе эта перекличка с минувшим ещё нагляднее. На стене три портрета в деревянных рамках. На том, что справа, опрятно одетый, целеустремлённый, волевой мужчина с открытым высоким лбом и с густой чёрной бородой. Это прапрапрадед нынешних фермеров Савелий Шафранов. Портрет датирован 1827 годом.
На том, что слева, фотография большого обеспеченного семейства. Это уже 1904 год. Родные собрались в просторном доме (видна лестница на второй этаж), скорее всего, по случаю праздника. В руках у наряженных детей букетики цветов. Глава семейства бородатый, в высокой, по тогдашней моде, фуражке – Николай Савельевич, сын Савелия Шафранова. А рядом с ним – жена, сыновья, дочери, снохи, внуки. Среди малышей шестилетняя бабушка фермеров. В столь юном возрасте ей принадлежала, как сказали бы сегодня, сеть магазинов. А вообще семья в то время имела много земли на востоке нынешней Ростовской области, на которой среди прочего в начале прошлого века овощеводы-корейцы выращивали помидоры, огурцы, зелень. Кроме того, семья владела баржами, ткацкими фабриками, постоялыми дворами... Теперь это называется «вела многопрофильный бизнес».
Третье фото, помещённое посередине, сделано спустя 65 лет после второго. Перемена разительная. У открытой двери домика на окраине Зернограда на деревянном крылечке, сколоченном из неструганых досок, сидят трое скромно одетых ребятишек. Двое младших в сандаликах на босу ногу, старший и вовсе босой. Все уже выросли из своих штанишек, у старшего они едва ли не до колен. На рубашке белобрысого мальчонки в центре разные пуговицы, особенно выделяется крупная чёрная верхняя, очевидно, от пальто. Это Юрий Перетятько. Невозможно поверить, что это потомки тех самых землевладельцев, изображённых справа и слева.
– Все в конце 1960-х так жили, не только мы, – комментирует Юрий Перетятько. – Я повесил эти фотографии, чтобы мои дети видели: вот было то, стало это. От первого ко второму можно перейти легко: от сумы и тюрьмы никто не зарекается. Но многое зависит и от нас самих. Смысл в том, чтобы вперёд идти. И обязательно оглядываться назад: как бы не успокоиться и не свалиться вниз. Для детей же сделана и вывеска «Усадьба Перетятько». Мы с братом возродили бизнес, который, надеюсь, снова станет семейным, будет передаваться от отца к сыну и развиваться по накопительной, как это происходит во всём мире.
Всех накормил, а сам голодный
Сегодня бизнес братьев Перетятько, как и многих крестьян в округе, держится на озимой пшенице. Причём сеют Александр и Юрий в последние годы монокультуру, что считается неправильным и даже вредным не только с точки зрения учёных, но и продвинутых аграриев. И вообще братья многое делают не так, как «положено», не так, как другие. Но вот что удивительно: пшеница по пшенице родит у них, как у других по парам и по бобовым предшественникам, а то и лучше.
– Если б передо мной сидел крестьянин, я бы сказал: обязательно соблюдай севооборот, тогда у тебя будет меньше проблем, переживаний, – соглашается с оппонентами Юрий Альбертович. – Но если нужно сделать рывок вперёд, заработав деньги, то можно посеять несколько лет подряд. Пшеница у нас основная культура. Порты рядом. Цена нормальная.
Это позволит нам, например, перево­оружиться или перейти на новую технологию. На всё это нужны деньги. А деньги стабильно даёт пшеница.
Что касается впечатляющих намолотов, то они для фермеров Перетятько не самоцель.
– Мы не стремимся к рекордным урожаям, – подчёркивает Юрий Альбертович. – Ставить рекорды – занятие накладное. Мы работаем на расчётный урожай. На самый выгодный.
Такой вывод родился у Юрия Перетятько по результатам поучительного эксперимента. На десятигектарном участке он посеял пшеницу и давал ей вволю самого эффективного питания, без оглядки на ценники. Защищал от всех напастей – от возможных болезней, вредителей, конкурентов-сорняков. Словом, носился с ней как с писаной торбой.
– В итоге я получил на этой делянке фантастический для наших мест урожай – 114 ц/га, – рассказывает Юрий Альбертович. – А когда подсчитал все расходы, то за голову схватился: рентабельность этой пшеницы оказалась всего 25%. Кратно меньше, чем на основных моих полях. Получается, что я таким урожаем всех накормлю (перевозчиков, портовых рабочих, экипаж баржи, трейдеров), а сам голодный останусь. Так зачем же мне эти рекорды?
Столько потомства с одного семени
Больше 80 ц/га можно, но не нужно
Братья Перетятько задались целью определить оптимальную урожайность для своих почвенно-климатических условий. Пригласили учёных, которые на исходе февраля замерили запасы влаги, накопившейся за осень и зиму в метровом слое на их угодьях. К полученным показателям приплюсовали средне-статистические данные за последние 10 лет по количеству осадков с конца зимы до начала уборки. Разделили полученный результат на 45 мм (столько воды требуется на 1 тонну пшеницы) и узнали, что почвенной влаги достаточно для урожайности от 70 ц/га до 80 ц/га. Помимо влаги растениям пшеницы требуется определённое количество макроэлементов (азот, фосфор, калий, сера) и микроэлементов (медь, бор, цинк, марганец, молибден, железо) на каждую тонну урожая, а также средства защиты от грызущих, ползущих, сосущих, от болезней и от сорняков. При этом учёные напомнили о законе минимума: если, к примеру, ты дал все четыре макроэлемента на урожайность 80 ц/га, а из шести микроэлементов пять дал на 80 ц/га, а, допустим, молибден дал на 40 ц/га, то и урожайность у тебя получится 40 ц/га.
– Словом, расчёты показали, что самая рентабельная пшеница у нас при урожайности от 70 ц/га до 80 ц/га. Конечно, можно получить и больше 80 ц/га, – уточняет Юрий Перетятько. –
Но в этом случае надо уже применять 12 микроэлементов. И тогда резко возрастает затратная часть, а урожайность прибавляется понемножку. Поэтому-то при урожайности 114 ц/га у нас получилась дорогущая пшеница, а в кармане ничего. Пшеница сама себя съела. То есть больше 80 ц/га нам нет смысла получать.
Для достижения заданного урожая надо знать, когда и сколько питания давать растению. Лаборатория по заданию Перетятько перед севом и затем ещё шесть раз за сезон (в каждую фазу вегетации) проводит комплексную диагностику: сколько влаги, сколько питания в почве, что есть в листе, какая корневая система и т. д. И выдаёт рекомендации и цифры.
– И по цифрам я уже сам ориентируюсь: что мне нужно, чего добавить. Не всего подряд, а того, чего недостаёт, – обращает внимание Юрий Альбертович. – С этого экономика получается. Лаборатория рекомендует ДВ, а препараты уже выбираю сам.
В растении две системы, напоминает собеседник, – корневая и вегетативная. Они по-разному питаются. От их взаимодействия получается урожай. Если ты одну систему кормишь, а вторую нет, то урожай будет по той системе, которую не кормишь. Многие ещё не понимают этого, говорит собеседник. Накормили корневую систему удобрениями – и всё. Как обычно крестьяне кормят пшеницу? Весна пришла – дают много питания. Подросла пшеница – дают меньше. А выросла пшеница – вообще не кормят. Перетятько придерживается другого правила: растение – живое существо, и кормить его нужно по мере взросления – «младенцу» поменьше, «подростку» побольше.
Больные растения кормить – деньги на ветер
– Причём питание растению нужно только в определённые фазы. Дал между фазами – деньги на ветер. А крестьяне когда дают? Когда есть желание, возможность. Растение, как и всё живое на планете, рождается, даёт потомство и умирает. Оно хочет оставить после себя много потомства. А мы должны ему просто помочь. Чтобы помочь, нужно знать это растение.
Урожай – это совокупность азота, фосфора, калия, серы, шести микроэлементов, влаги и сроков питания. Плюс средства защиты растений, стимуляторы.
На стимуляторах фермер заостряет внимание. Говорит, что мы можем дать сколько угодно азота пшенице, но она умрёт с голоду. Понять, почему, позволяют лабораторные исследования, которые дают ответ на вопрос, что растению нужно именно в этот момент, в эту фазу, и, что не менее важно, позволяют выяснить, болеет ли оно. У больных, как известно, аппетит отсутствует. По итогам диагностики фермер даёт растению не только еду, но ещё и стимуляторы, «которые должны простимулировать его, чтобы оно захотело покушать». Отсюда эффективность этого питания.
Ангары у Перетятько надёжные
Помимо болезни Юрий Перетятько учитывает и другие факторы: высокие, низкие температуры, большую, низкую влажность, механические повреждения, воздействие вредителей. Всё это тоже стресс для растения. В состоянии стресса оно может находиться от 4 до 30 суток. После 30 суток погибает.
– Когда растение в стрессе и вы его кормите, то несёте напрасные затраты, – продолжает фермер. – По количеству гормона старости растение судит о происходящем снаружи. Много этого гормона – для растения стресс. Чтобы его было меньше, я беру «Ормисс», в котором есть вещество, разрушающее этот гормон. И тогда питание на 100% используется на развитие растения. Важно снять стресс, а затем кормить. Поэтому все подкормки я совмещаю с применением «Ормисса», в котором есть и питание, и стимуляторы.
Последние шесть лет хозяйства Перетятько получают ту самую расчётную урожайность пшеницы от 70 ц/га до 80 ц/га. И качество тоже расчётное – только «тройка». В том числе и в нынешнем сезоне, когда урожайностью за 70 ц/га мало кого на юге Ростовской области удивишь. А вот протеин, как у Юрия Перетятько – от 13,7% до 15,2%, – редко у кого найдётся.
5 главных причин применять ОРМИСС
•Повышение всхожести семян, в т.ч. поврежденных до 95%
•Развитие корневой системы зерновых культур и повышение зимостойкости до 25%
•Интенсивное кущение озимых и яровых культур. Увеличение числа продуктивных стеблей
•Повышение засухоустойчивости
•Одинаково развитые колосья
Дождевая вода для яда
Поскольку земельные площади в хозяйствах братьев не растут, а урожайность держится на уровне оптимального потолка и выше 80 ц/га стремиться нецелесообразно, они стали думать, как же увеличить заработки. Пришли к выводу: нужно сокращать затраты. Статьёй расхода, заинтересовавшей фермеров Перетятько, стали ядохимикаты, которые «безумно дороги, но не всегда эффективны». Оказалось, эффективность во многом зависит от воды. Юрий Перетятько приводит сравнение. Растение имеет рH сока от 6 до 6,5. Ph крови человека 7,3-7,4. Человек лежит в больнице, ему ставят капельницу: физраствор, в который вводят лекарство. Если немного изменить рH крови человека, то он умрёт.
А какой водой крестьянин работает по растениям? Той, какая у кого есть. Юрий Перетятько сделал полный анализ воды, которую здесь получают из скважины, и понял, почему загинается, получая сумасшедшие ожоги, трава на газоне за воротами усадьбы. Соли этой воды на 83% состояли из солей серной кислоты. То есть слабым раствором серной кислоты здесь поливали растения. Действующие вещества фунгицидов, гербицидов, инсектицидов сделаны из химических веществ. Если добавили фунгицид в воду, в которой 83% – соли серной кислоты, то получится неизвестно что. А ещё соли блокируют действующие вещества этих гербицидов, фунгицидов. Вы теряете в урожае из-за болезней. Поскольку производители СЗР не знают, какая у нашего фермера вода, плюс делают скидку на нашу безалаберность, то пишут: можешь работать от 0,5 литра до 1,5 литра. Но 0,5 – одна цена, а 1,5 – совершенно другая, втрое больше. И это ложится на себестоимость продукции.
– Когда мы это поняли, то занялись очисткой воды. Заказали оборудование, которое сделает из нашей воды дождевую, убрав из неё все соли. Ph растения равняется Ph дождевой воды. Поэтому полив дождевой водой так хорошо воспринимается всем, что растёт. И теперь мы вносим 0,5, а работает оно, как прежние 1,5. Оборудование обошлось нам в 1,7 млн, а окупилось даже не за сезон, а в первый месяц. Что касается результата от использования СЗР, то он не такой же, а лучше. Потому что ДВ стали работать, как они должны.
Как сэкономить 3 800 на семенах
Где ещё несут фермеры большие затраты? На семенах. Семеноводческие хозяйства рекомендуют сеять 5-6 млн зёрен пшеницы на
1 га. Братья поездили по миру и убедились, что наши соседи сеют в три раза меньше, чем мы. И стали поступать так же. Большинство у нас сеют сегодня 200 кг, а Перетятько сеют 60-100 кг. Поэтому на их фазенде нет ЗАВов, которые стоят денег. Нет подъездов к зерноочистительным установкам, нет машин, что возят зерно со склада для подготовки семян, нет занятых на этих процессах людей.
– Мы на это не тратим денег. Зачем, если у нас на 1 тыс. га посевной площади всего 70 т пшеницы. Я сэкономил на этом. Я должен был отвезти в три раза больше пшеницы к посевному комплексу, в три раза больше загружать комплекс. Загрузка равна времени высева с этого комплекса. Производительность посевного комплекса выросла втрое. Я применяю фунгициды из расчёта на 1 т пшеницы. Значит, втрое сокращается расход фунгицидов. Инсектицидов – в три раза меньше. Микроэлементов, стимуляторов – тоже в три. Это в сумме экономия на 1 га примерно 3600-3800 рублей – только на семенах.
Здесь очищают воду до дождевой
Сэкономленные деньги – заработанные деньги, считает Юрий Перетятько. Кто-то пошёл весной купить 300 кг селитры на 1 га, на что ему потребовался кредит банка. «А банк его мурыжит-мурыжит». А Перетятько деньги эти не потратил осенью. Они у расчётливого фермера в кармане. На сэкономленные он и купил 300 кг селитры на 1 га. А другой фермер остался должен, к тому же ещё и проценты банку заплатит.
– Затем я достал из другого кармана ещё сэкономленных денег на 300 кг селитры и всего внёс 600 кг на 1 га, а обошлось мне это питание дешевле, чем тому, кто внёс 300 кг селитры.
В результате я получил 80 ц/га, а он 40 ц/га. А стоить его 40 ц/га будут дороже, чем мои 80 ц/га. Вот откуда моя дешёвая пшеница (в прошлом году себестоимость 1 тонны составила 2 800 рублей) и высокая рентабельность. Я на семенах сэкономил, воду получил чистую – сэкономил на фунгицидах, гербицидах, инсектицидах. Сейчас закупочную цену пшеницы обвалили. У кого фураж, тот себе в убыток работает. А у меня хорошая рентабельность.
Осенью – корешки, весной – вершки
Про особенности дробного питания прошу собеседника рассказать поподробнее. Юрий Перетятько излагает эту тему, как и всё, в популярной манере.
– Многие, – говорит он, – сеют по правилу: одна зернина – один колос. Чтобы получить максимальную урожайность, большинство сеют 6 млн зёрен на 1 га. Это если хватит питания и влаги. А я сею 2 млн. Питания и влаги у меня хватит. С одной зернины может сформироваться множество колосьев. Растение готово столько дать. А моя задача – поддержать это стремление с помощью стимуляторов «Ормисс». Если мне нужно развить корневую систему, я даю «Ормисс», в котором есть стимуляторы для развития корневой системы. Скажем, осенью мне не нужна большая вегетативная масса, она всё равно зимой отомрёт. Питает растение корневая система. Хорошо, когда корневая система равняется вегетативной массе.
Мы осенью стимулируем корневую систему, придавливая вегетативную массу опять же «Ормиссом». Весной нам корневую систему уже некогда будет развивать. Весной нам нужно развивать колос, количество зёрен в колосе. Поэтому осенью у меня невысокая пшеница. И количество растений мало на квадратном метре. Кто-то считает, что плохая, смотреть не на что. Никто не пытается взглянуть на корень под землёй. А я развил мощную корневую систему. Весной она начинает эффективно работать.
Весенних фаз всего три, напоминает собеседник. В первую растение закладывает длину колоса. Вторая фаза – сколько колосков будет в колосе (максимум может быть 24 колоска). А в каждом колоске может быть по шесть зернинок – это третья фаза. То есть в эти фазы нужно кормить не только корневую систему, но и вегетативную. Эти части растения общаются между собой, посылают друг другу «факсы» аминокислотами. Допустим, осенью вегетативная масса спрашивает у корневой системы: надо ли сделать вот такое кущение? Сухо, влаги мало. А вегетативной массы три листочка. В эту фазу оно закладывает всё будущее растения. Итак, сколько потомства закладывать на будущее? Корневая система отвечает: у меня влага есть, хозяин при севе удобрение дал – питание есть, всё есть и я могу 10 продуктивных стеблей заложить. И в свою очередь посылает «факс» вегетативной системе: а ты сколько можешь прокормить, сколько вытянуть стеблей? Вегетативная масса отвечает: «высокая температура, влаги нет, питания нет. Могу максимум два прокормить». И сколько они заложат – десять или два? По закону минимума они заложат два.
– Я знаю эту фазу, она длится 8-10 суток. Растение может взять питание через лист. Ты можешь дать и на 100 суток. Но оно возьмёт только на 8-10 суток. У растения нет холодильника. Может взять только то, что может впитать. Зная эту фазу, я даю опрыскивателем четыре макроэлемента, все шесть микроэлементов плюс стимуляторы, чтобы простимулировать аппетит растения. Растения пока маленькие, и дозы им маленькие нужны. Я их дал в малых дозах. И уже в этом случае ответ вегетативной массы на запрос корневой системы будет другой: у меня питание есть, я защищена, влага есть, всё есть, я тоже могу 10. И тогда они заложат 10. Я знаю, когда и что растению нужно. И в это время даю. Да, я его обманываю. В воздухе нет столько питания и влаги. Но растение уже заложило кущение.
Одно питание – тройная прибавка
Точно так и когда колос закладывается весной. Нужно дать азотную подкормку в эту фазу. И сразу зайти опрыскивателем и дать питание вегетативной массе: четыре макроэлемента, шесть микроэлементов. Есть влага – значит, макроэлементы и микроэлементы зайдут в нужном количестве. Но, опять-таки, нужно знать, какой ph почвы. Если он кислотный или слабокислотный, значит, одни микроэлементы будут усваиваться через корневую систему, а другие не будут, потому что кислота их блокирует. Если у тебя ph нейтральный, все зайдут.
А если щелочной или слабо щелочной, то не будут усваиваться те, которые усваиваются в кислотном.
– Зная, какой у меня ph почвы, я эти микроэлементы даю через лист. Лаборатория подтверждает: надо столько-то додать. Я захожу и додаю. Они усваиваются. В «Ормиссе» это хилатная, легко усвояемая форма. Кстати, «Ормисс» выпускает наша оборонка, причём с 1971 года. Ещё отец мой пользовался этим. А мы всё за границу смотрим. Не всё там идеально.
Аналогично и в следующей фазе. Опять обе системы между собой побеседуют и заложат колос в 24 колоска. А когда конец кущения, начало выхода в трубку, питания нет, температуры возрастают, может не быть осадков, опять идёт диалог между корневой и вегетативной системами: сколько колосков оставить в колосе? Колос у пшеницы заполняется сверху вниз. Поэтому часто видим, что заложилось 24 колоска, а снизу они остались неразвитыми. Не хватило питания и влаги. В сроки этой фазы фермер заходит опрыскивателем: дал – и заполнились 24 колоска полностью.
И последняя стадия – количество зёрен в колосе. Можно заложить в одном колоске одну зернинку. А может быть две зернинки. Хватило питания на одну зернинку – одну растение и заложило. А Перетятько даёт ему в это время то, чего оно хочет. И оно закладывает три вместо одной.
– Значит, я свою урожайность сразу увеличил на 200%. А всего-навсего одно питание дал. В деньгах это затраты 750 руб./га, максимум 1 000 руб./га. А прибавку получил в три раза больше. Вместо 1 млн заработаю 3 млн. Затраты 1 тыс. руб/га ничего по сравнению с выигрышем. Но если я предложу кому-нибудь: надо 1 000 руб./га сейчас кинуть и получишь больше урожая, то услышу: «Нет, погоди. Я тысячу сейчас должен положить, а получу или не получу – это ещё большой вопрос. Нет, пусть эта тысяча лежит в кармане. Лучше синица в руках, чем журавль в небе».
«Немец говорит, что я лентяй»
«Ормиссом» Юрий Перетятько пользуется несколько раз за сезон. При инкрустации семян даёт «Ормисс», осенью работает один раз этим стимулятором и ещё три раза весной на свою урожайность. У кого нет претензий на большую урожайность, скажем, достаточно 60 ц/га, то можно два раза работать. Если 50 ц/га, то хватит и одного раза, поясняет фермер.
Словом, каждый сам рассчитывает свою урожайность.
Различными формами азота братья-фермеры кормят корневую систему, а вегетативную массу – по листу. При этом подкормка совмещена с защитой от болезней, сорняков, вредителей. «Опрыскиватель у меня – основное орудие. Больше, чем он, ни одно другое орудие у меня не работает».
– Я считал, что много работаю. И вот приезжает ко мне фермер-немец и спрашивает: «Почему ты не в поле?» Отвечаю: три дня назад подкормил растения, а теперь жду следующую фазу. Он опять спрашивает: «Почему сегодня не кормишь растения? Ты же сам сегодня кушал?» Я был в шоке. Они кормят постоянно. Дошёл опрыскиватель до конца поля и опять заезжает и кормит. Маленькими дозами. Получается, что они там кормят 10-12 раз. И я по сравнению с ними вообще не работаю. Немец говорит, что я лентяй.
Расспрашивая Юрия Перетятько, я не мог не затронуть тему урожайности при посеве пшеницы по пшенице и влиянии монокультуры на почву.
– В этом году мы посеяли пшеницу по пшенице четвёртый год подряд, – привёл он пример. – Получили урожайность 68,7 ц/га, третий класс. По сравнению со средней нашей урожайностью в этом сезоне 74,5 ц/га – есть над чем работать. Да, я там занимался очень серьёзно, курить было некогда. Те, кто приезжал ко мне, не верили, что это пшеница по пшенице. Посмотрите, говорю, сколько внизу соломы. После какой культуры посеяна, решающего значения не имеет. Вопрос в затратах. Семена нужно использовать, которые годятся для посева пшеницы по пшенице. На солому нужно больше азота. И на профилактику болезней больше тратишь. Приходится руку на пульсе держать по болезням. Не так, что приехал и посмотрел: болеет – не болеет? А ты должен отвезти в лабораторию, лаборатория должна назвать процентное заражение. Если даже до границы не дошло, то лучше сработать на опережение, чтобы заражение не пошло дальше.
Что касается почвы, то её анализы я делаю 20 лет. И вижу, что у меня качественные показатели земли не ухудшаются. А даже немножко улучшаются. И понимаю, что двигаюсь в правильном направлении.
Ждать или идти?
Юрий Перетятько любит сравнивать два способа получения урожая. Первый – когда ждёшь урожай, второй – когда идёшь к урожаю. Если ждать, то ожидание может затянуться на несколько лет и только затем выстрелит, как, например, в нынешнем сезоне, когда намолот порадовал и уравнял всех. Сам же Юрий Альбертович придерживается второго варианта.
– Идти к урожаю труднее, чем ждать, – говорит он. – Спотыкаешься, падаешь. Но ты идёшь к цели и рано или поздно придёшь. Мы выбрали трудный путь. Нас можно критиковать за многое. Некоторые приезжают ко мне в хозяйство и загораются как спичка. Горят ярко, но коротко. Подходит осень, время раскошеливаться. «Нет, нужно Нюрке шубу справить, «крузак» поменять, квартирку в Испании прикупить».
...В школьные годы дети Юрия Перетятько стеснялись говорить об отце-фермере. Само слово «фермер» в 1990-е годы в селе считалось едва ли не ругательным. Что-то вроде врагов народа. Это оставило отпечаток на долгие годы. Даже профессии себе дети выбрали далёкие от сельского хозяйства. И лишь спустя время произошло переосмысление.
В результате сын Сергей поменял полученную профессию и в свои 26 уже фермерствует, имеет стаж работы на земле четыре года. Правда, его КФХ в несколько сот гектаров земли находится в другом регионе. Это шанс стать на ноги самостоятельно. Но с отцом он в постоянном контакте. Ему, убеждён Юрий Альбертович, нет нужды проходить тот путь, который прошли отец с дядей. Отправная точка для него – нынешний уровень Перетятько-старшего. Сергей старается двигаться дальше, для чего сам и вместе с отцом уже побывал у аграриев разных стран.
Словом, есть основание полагать, что «Усадьба Перетятько» – это надолго.
Зерноградский р-н, Ростовская область
Статья опубликована в журнале "Деловой крестьянин" № 10 от 02.10.2017 под заголовком: «Щедрый гектар Юрия Перетятько»
Источник: http://www.agrobook.ru
Категория: Фермеры | Добавил: hellmann (25.10.2017) Просмотров: 69 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0


Имя *:
Email *:
Код *:
All Right Reserved. Copyright ptizevod ™ © 2000 - 2017.
Ведущий сайта: Ринат Мустаев, моб.: +7 912 8833634, hellmann@yandex.ru
Подписка на рассылку: новости птицеводства и сельского хозяйства
Рейтинг@Mail.ru Проверить тИЦ и PR
Яндекс цитирования
Рассылка 'Птицеводство. Сельское хозяйство'
Правильный CSS!